Посольство России в Хорватии

На главную

 


Интервью Посла России в Хорватии Р.В.Маркаряна газете «Ютарни лист»

(10 августа 2014 г.)

 

Сложности, безусловно, будут преодолены

 

1.                 Как санкции Евросоюза в отношении России, которые также ввела и Хорватия, могут повлиять на политические и экономические отношения Москвы и Загреба?

 

Прежде всего хотел бы отметить, что принятые недавно Евросоюзом секторальные санкции в отношении России категорически неприемлемы, противоречат всем международным нормам и правилам. Мы неоднократно говорили, что путь санкций является тупиковым и не выгоден никому. Непонятна и конечная цель, которую преследуют те, кто вводил эти санкции. Мы только и слышим от США и Евросоюза о том, что санкции будут длиться до тех пор, пока Россия не изменит свою политику на Украине. Нас беспочвенно обвиняют то в поставках вооружения ополченцам на Юго-Востоке Украины, то в причастности к крушению малазийского боинга. Когда мы просим предоставить конкретные доказательства всего этого, то слышим или то, что это разведданные, которые не могут быть оглашены, или указываются ссылки на какие-то материалы из социальных сетей в интернете. Это несерьезно. Складывается впечатление, что все происходящее – лишь маниакальное стремление Запада наказать Россию за свою независимую внешнюю политику, а Евросоюз, похоже, готов идти на серьезные экономические издержки ради реализации провальных геополитических схем, причем не своих. В целом в Москве разочарованы неспособностью ЕС играть самостоятельную роль в мировых делах.

Что касается позиции Хорватии в этом вопросе, то мы понимаем, что с формальной точки зрения все члены ЕС должны следовать в русле единой внешней политики Брюсселя. Но есть и другая, на наш взгляд, сторона вопроса. Любая страна, которая считает, что то или иное коллективное решение не отвечает ее национальным интересам, должна до конца отстаивать свою позицию. Мы также обратили внимание на то, что в разгар антироссийской истерии, всколыхнувшейcя на Западе в связи с украинскими событиями, хорватские руководители, в отличие от многих европейских лидеров, старались высказываться сдержанно, избегая прямых недружественных выпадов в адрес России. Поэтому считаем, что российско-хорватский политический диалог, довольно неплохо развивавшийся в последние годы, не должен пострадать. Это, в частности, подтвердили недавние политические консультации заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова с заместителем главы МИЕД Хорватии Й.Клисовичем, прошедшие в Дубровнике.

А вот негативные последствия от введения санкций для российско-хорватского экономического сотрудничества, очевидно, могут возникнуть. Однако их сложно сейчас просчитать.

 

2. По различным оценкам эти санкции могут нанести России ущерб в 23 миллиарда евро только в этом году, что является 1,5% российского ВВП. Каковы российские прогнозы?

 

Если кто-то думает, что сможет санкциями поставить Россию на колени, то он глубоко заблуждается. Я вас уверяю, мы преодолеем сложности, которые могут возникнуть. Разумеется, мы прекрасно понимаем, что введение санкций не пройдет совсем незамеченным для определенных отраслей экономики России. О каких-либо цифрах сейчас говорить рано, главное надо сосредоточиться на тех шагах, которые позволят России минимизировать ущерб от них, повысить эффективность и самодостаточность нашей экономики.

Как известно, 6 августа Президент России В.В.Путин подписал Указ «О применении отдельных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», а 7 августа вынесено соответствующее постановление Правительства России. Принятие ограничительных мер – это не наш выбор, а вынужденный ответный шаг, обусловленный политически ангажированной недружественной позицией США, ЕС и ряда других стран. Российские меры вводятся на один год, но эти сроки могут быть пересмотрены, если нашими партнерами будет продемонстрирован конструктивный подход по вопросам сотрудничества с Россией. Уверен, что никого не может радовать ухудшение отношений между партнерами, у которых есть все возможности развивать взаимовыгодное партнерство.

 

3. Как эти санкции могут сказаться на самом Европейском союзе? Какой, по российским прогнозам, ущерб понесут те страны ЕС, для которых Россия является крупным рынком и значимым экономическим партнером?

 

Я думаю, что на этот вопрос вам лучше ответят те, кто вводил эти санкции. Наверное, перед их принятием европейские страны осознавали и просчитывали тот ущерб, который они сами могут понести. Судя по поступающей информации, многие европейские компании, тесно сотрудничающие с Россией, в том числе и хорватские, глубоко озабочены сложившейся ситуацией и выступают против этих санкций. Одно можно сказать со всей определенностью – санкции скажутся на экономической ситуации в ЕС не в меньшей степени, чем в России, особенно в плане потерянных рабочих мест и упущенной коммерческой выгоды.

 

4. Будут ли реализовываться уже подписанные деловые контракты между российскими и хорватскими компаниями или Россия их заморозит?

 

Насколько я понимаю, санкции не должны затронуть контракты, которые были заключены до их введения. Вероятно, это относится и к имеющимся договорённостям между российскими и хорватскими деловыми партнерами. Информацией о том, что какие-то российско-хорватские сделки могут быть «заморожены» Россией, я сейчас не располагаю. 

 

5.        В Москве заговорили о принятии закона, по которому любая страна, введшая санкции против России, будет объявлена страной-агрессором. Хорватия, как член ЕС, также голосовала за введение санкций. Будет ли она объявлена страной-агрессором в случае принятия Думой такого закона?

 

Во-первых, этот вопрос является гипотетическим – такая точка зрения в числе других пока лишь высказывалась в ходе жарких дискуссий в российском парламенте. Во-вторых, речь шла об ограничениях в отношении компаний, представляющих аудиторские и консалтинговые услуги в России и зарегистрированных в стране, которая ввела санкции против России. Насколько мне известно, таких хорватских компаний в России на сегодняшний день нет.

 

6. Американский президент Барак Обама говорит, что все происходящее не является новой холодной войной, а реакцией Запада на то, что Россия поддерживает вооруженное восстание на Украине. Общественность все-таки воспринимает это как продолжение холодной войны, завершившейся еще в середине 80-х. Грозит ли миру новое блоковое разделение?

 

Не считаю, что все происходящее сейчас можно охарактеризовать как продолжение холодной войны или новой ее версией. В основе холодной войны лежало, прежде всего, идеологическое противостояние между капиталистической и социалистической системами. Сейчас этого нет.

 

7. Вашингтон направил группу военных специалистов для помощи в расследовании катастрофы малазийского самолета. Как вы это расцениваете?

 

Считаем, что любая помощь в расследовании катастрофы малазийского самолета не должна быть отвергнута. Наши эксперты тоже готовы ее оказать. Главное – чтобы это расследование было беспристрастным, объективным и транспарентным. Россия с самого начала высказывалась за это.

 

 

8. Запад называет русских ополченцев на Востоке Украины сепаратистами. Чего они на самом деле добиваются? Быть государством в государстве или последовать примеру Крыма? Где кроется решение кризиса на Украине. Могут ли президент Путин и новый украинский президент Порошенко найти общий язык?

То, что на Западе ополченцев с Юго-Востока Украины называют сепаратистами – очередной пример двойных стандартов. Почему одну часть населения Украины, сторонников евромайдана, называли борцами за свободу и демократию, а другую часть населения той же страны, которая выступает против навязывания им чуждых ценностей, в защиту своих традиций, языковых, культурных и экономических прав – сепаратистами. В итоге жители Юго-Востока вынуждены были взяться за оружие и защищаться от массированной военной кампании. Гибнут невинные мирные жители и дети, на них сбрасывают запрещенные международными конвенциями фосфорные бомбы и баллистические ракеты. К сожалению, западная пресса, как и хорватская, обо всем этом умалчивает. Как и умалчивает о тяжелейшей гуманитарной ситуации на Юго-Востоке страны, более чем семистах тысячах беженцев, находящихся на территории России, об отказывающихся убивать своих сограждан украинских военнослужащих.

Вы спрашиваете могут ли президент Путин и президент Порошенко найти общий язык. Но ведь проблема заключается не в этом. Россия не является стороной конфликта. Мы неоднократно повторяли – этот кризис является внутриукраинским и урегулировать его возможно лишь политико-дипломатическим путем через установление диалога между нынешними киевскими властями и представителями Юго-Востока Украины. Кстати, перед своим приходом к власти президент Порошенко обещал остановить боевые действия и начать мирный диалог. Об этом же говорится в совместных заявлениях, принятых министрами иностранных дел России, США, ЕС и Украины 17 апреля с.г. в Женеве и на этом же уровне России, Германии, Франции и Украины 2 июля в Берлине. Итак, первоочередной задачей является немедленное прекращение огня, незамедлительное решение всех гуманитарных проблем, переход к переговорам и проведение в стране конституционной реформы, при которой были бы учтены мнения и интересы всех регионов Украины. Только так мы видим выход из сложившейся ситуации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 


 

© Посольство России в Хорватии